• +7 (925) 621-10-69
Режим работы: круглосуточно
ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК

Коронавирус как форс-мажор.

Пандемия. Распространение вируса само по себе, а также принимаемые властями меры могут привести к срыву сроков и мероприятий, неисполнению сделок. В данной статье я рассмотрю в каких ситуациях может оказаться компания, что можно сделать с учетом мер Правительства и первой судебной практики по коронавирусу.

Деятельность оказалась под запретом.

В связи с пандемией государства вводят множество запретов, парализующих исполнение договоров и деятельность предприятий. В первую очередь речь идет:
— об авиакомпаниях;
— организаторах массовых мероприятий;
— туристическом бизнесе.
В Москве уже предписано не пускать посетителей в бассейны, фитнес-центры, аквапарки и другие объекты физкультуры и спорта с массовым посещением людей. Судя по опыту других государств под угрозой закрытия торговые центры, рестораны и кафе.

Рассмотрим пример. В Москве с 16 марта по 10 апреля запрещены массовые мероприятия. Предположим, что 26 марта должен пройти концерт с количеством участников 400 человек. Организатор концерта заключил договоры об участии в ней с различными предприятиями и получил предоплату. В договорах не было условия о том, что стороны несут ответственность при наличии форс-мажора. Из-за указа Мэра Москвы исполнить эти договоры стало невозможно. Последствия, скорее всего, будут такими:

— обязательства прекратятся;
— организатор не понесет ответственности;
— заказчики не смогут требовать от организатора возмещения убытков;
— организатору придется вернуть часть денег, которые он не успел освоить.
В кодексе упомянуто, что стороны, понесшие убытки в результате правомерных действий властей, вправе требовать от них компенсации в случаях и порядке, определенных законом. Однако на данный случай закона нет. Вместе с тем в числе мер поддержки экономики заявлено о прямом субсидировании убытков для отраслей, оказавшихся в зоне риска.

Бизнес несет убытки и не может исполнять обязательства.

У компаний могут возникнуть проблемы с исполнением обязательств, на которые коронавирус влияет лишь косвенно. Например, из-за отмены поездок турфирма лишилась значительной части доходов и не может заплатить за аренду офиса. В подобных случаях вряд ли удастся избежать ответственности. ГК РФ среди случаев, которые не признают форс-мажором, называет следующие:
— контрагенты должника нарушают свои обязанности;
— у должника нет необходимых денежных средств.
Аналогичным образом ТПП не рассматривает эти обстоятельства как форс-мажор, списывая их на предпринимательские риски.
Тем не менее некоторые компании уже попробовали использовать такой аргумент в суде. Общество взялось погасить за банкрота долги по обязательным платежам, но столкнулось с острым дефицитом средств. 80% его крупнейших клиентов — китайские компании, расчеты с ними приостановлены. Общество попросило суд продлить срок выплаты на 30 рабочих дней. АС Иркутской области 10 марта отложил рассмотрение дела почти на месяц. То есть срок из-за форс-мажора не продлили, но фактически общество получило дополнительное время на исполнение обязательств.
Пример показывает, что суды пока опасаются рассматривать кризис неплатежей из-за коронавируса как форс-мажор, но могут пойти навстречу попавшим в затруднительное положение.
Отметим, что правительство дало малому и среднему бизнесу отсрочку по арендным платежам за федеральное имущество. Аналогичные меры рекомендовано принять регионам и муниципалитетам.

Работники не попали к заказчику из-за запретов.

Проблемы могут возникнуть, если российская компания обязалась выполнить какие-либо обязательства на территории зарубежного заказчика. Например, она должна отправить работников в командировку, чтобы установить и ввести в эксплуатацию оборудование, а страна заказчика закрывает свои границы и запрещает въезд иностранцев.
Запретительные меры государств можно рассматривать как обстоятельства непреодолимой силы, которые освобождают должника от ответственности. Чтобы их подтвердить, нужно задокументировать форс-мажор.
В отношении внешнеторговых сделок это делается, в частности, с помощью сертификата о форс-мажоре. Его выдает ТПП. Стороны внутренних договоров могут получить похожий документ — заключение о форс-мажоре. Для этого нужно обратиться в региональную палату. Однако речь идет только о засвидетельствовании обстоятельств, возникших на территории нашей страны. Можно направить запрос в российское посольство, консульство или торговое представительство, которые могут содействовать в получении официальных документов о форс-мажоре из иностранного государства.
Есть вариант, что само обязательство в данной ситуации прекратится невозможностью исполнения. Либо, учитывая, что рано или поздно запреты будут отменены, можно договориться с контрагентом о переносе срока исполнения обязательства, если оно не потеряет своей актуальности.

Поставки становятся невозможны.

Из-за пандемии в мире возникает дефицит медоборудования, лекарств и медизделий. Правительства некоторых европейских стран уже ввели ограничения на вывоз таких товаров. Приостанавливают работу заводы и предприятия, и это также может привести к срыву поставок.
Предположим, российская торговая компания обязалась поставить медицинскому центру изделия и оборудование. После подписания договора страна, где находится производитель товаров, ввела эмбарго на внешние поставки.
По ГК РФ отсутствие товаров на рынке не является форс-мажором. Тем не менее полагаем, что шанс избежать ответственности есть.
Проще всего с уникальными товарами, которые производит только одна компания. Если ей запретили продавать товары в Россию или она была вынуждена закрыть производство из-за вспышки заболевания среди работников, очевидно, что поставщик не может выполнить свои обязательства, закупив оборудование где-то еще.
Сложнее доказать форс-мажор, когда производством и продажей товара занимается множество компаний. Однако и это может быть реально в сложившихся обстоятельствах. Допустим, до пандемии на рынке было 50 предприятий, которые поставляли 100 тыс. единиц продукции. Нужно представить данные о том, сколько из них перестали работать или прекратили поставки на российский рынок из-за запретов. Скажем, таковых оказалось 40 и с их уходом объем поставок упал на 80 тыс. единиц. Остальные, скорее всего, законтрактовали свои объемы на значительное время вперед, о чем нужно получить письменное подтверждение (например, отказ в сотрудничестве). Таким образом, вы можете обосновать, что сложилась непредвиденная ситуация, которую невозможно преодолеть.
Альтернатива — рассчитывать на мирное урегулирование ситуации, например, договориться о приостановлении действия договоров. В этом поможет готовое решение.

Не получается провести очное собрание участников общества.

Участниками многих АО и ООО являются иностранные граждане, которые из-за запрета на въезд не могут попасть в Россию. Как быть с очными собраниями?
Недавно в суде рассматривался подобный спор. Истец требовал, чтобы суд обязал ООО провести внеочередное очное собрание участников. Он хотел выкупить доли остальных членов общества, а собрание было необходимо, в частности, чтобы решить вопросы о проведении аудиторской проверки.
АС Амурской области принял во внимание, что все участники общества, кроме истца — граждане КНР. В связи с коронавирусом границу с этой страной закрыли, очное собрание провести невозможно. Суд отказал в иске. При этом он учел: когда границы откроют, настанет срок для очередного общего собрания.
Отметим, для АО появилась возможность проводить в 2020 году общие собрания акционеров заочно независимо от вопросов повестки дня.
Для ООО все еще есть вопросы, решать которые можно только очно. Это утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов. Но и в такой ситуации есть выход. Если участники не могут прибыть на собрание лично, организуйте голосование через представителей.